Купить здесь ссылку за руб.
Home » Политика » Эксперт поставил под сомнение выводы следствия по МН17, предоставленные суду

Эксперт поставил под сомнение выводы следствия по МН17, предоставленные суду

В Гааге 9 марта начались судебные слушания по делу о крушении 17 июля 2014 года в Донецкой области Украины пассажирского Boeing-777 «Малайзийских авиалиний». Тогда погибли 298 человек, в основном граждане Нидерландов. Судят в Гааге заочно трех россиян и одного гражданина Украины, которых следствие обвиняет в причастности к уничтожению самолета ракетой зенитного комплекса «Бук». Российская сторона и независимые эксперты считают процесс политизированным, а следствие — предвзятым.

фото: AP

Процесс с помпой

В международную следственную группу (JIT) вошли представители Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины. Кроме того, расследованием занимался Совет безопасности Нидерландов (DSB — Dutch Safety Board). Они заявили о том, что в трагедии виноваты ополченцы Донбасса, использовавшие зенитную ракету, доставленную с территории России.

В причастности к инциденту подозреваются россияне Игорь Гиркин, известный под псевдонимом Стрелков, Сергей Дубинский и Олег Пулатов, а также украинец Леонид Харченко. Их и судят в Нидерландах. Гиркин, Дубинский и Харченко обвинение и процесс полностью игнорировали. Интересы Пулатова в Гааге будет представлять адвокаты.

Дело рассматривает коллегия из трех судей по голландским законам. Обвинения выдвигают три прокурора. Процесс будет идти на голландском языке с синхронным переводом на английский. За трансляцией можно будет следить в прямом эфире на специальном сайте. По оценке экспертов, суд может длиться годами. На него аккредитовались сотни журналистов.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова за три дня до начала суда обвинила следствие в подтасовке фактов, а власти Нидерландов — в грубом давлении на суд.

Независимый ресурс Bonanza Media на днях обнародовал информацию со ссылкой на данные голландской стороны о том, что в районе падения «Боинга» не находилось ни одного «Бука». Сообщалось также о полетах в этом районе в это же время украинских истребителей. Кроме того, следствие проигнорировало явную вину Киева в том, что воздушное пространство над зоной боевых действий не было закрыто для гражданских судов.

Виновные уже назначены

Специалист в области технической экспертизы Геннадий Полуян тоже считает обвинения DSB и JIT бездоказательными. Он провел собственное расследование катастрофы и пришел к выводу о том, что DSB и JIT изначально были нацелены на сокрытие важных улик от общественности. По словам эксперта, выводы следствия ставит под сомнение даже заявление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Геннадий Полуян ответил на вопросы «МК».

— В помощь адвокатам подозреваемых уже есть интересное мнение ЕСПЧ, которое он озвучил в своем уведомлении в адрес России, — говорит эксперт. — ЕСПЧ свел всю огромную работу, проделанную DSB по расследованию катастрофы, в одну лишь фразу: «…самолет был сбит ракетой, выпущенной из зенитно-ракетного комплекса «Бук» откуда-то (!!!) из района Восточной Украины».

О каких-либо других результатах расследования ничего не сказано. То есть ЕСПЧ отказался как-либо оценивать предоставленные DSB рисунки, на которых изображены предполагаемые районы пуска ракеты и даже вычисленную DSB величину площади (около 320 кв.км) района пуска ракеты.

— Что это означает?

— ЕСПЧ фактически заявил, что место преступления не определено до такой степени, что невозможно установить, какая сторона конфликта стреляла из ЗРК «Бук». Как известно, на востоке Украины также находились украинские средства ПВО, и тому есть множество подтверждений.

То есть Европейский суд по правам человека отмел все неоднозначности, намеки и недосказанности в материалах следствия и констатировал лишь один доказанный факт: стреляли из ЗРК «Бук» «откуда-то из района Восточной Украины». Все остальное — не доказано.

Кстати, в отчете DSB место пуска ракеты не определено и не привязано к местности ни координатно, ни любым иным способом! Вычислена лишь величина площади этого места преступления — около 320 кв.км.

Заявление такого судебного органа, как ЕСПЧ, однозначно доказывает тот факт, что место преступления не обнаружено теми техническими средствами и способами, с помощью которых ранее почему-то удалось (как ни странно это звучит!) очень точно рассчитать площадь этого места преступления.

— То есть эти расчеты ставятся под сомнение?

— Это похоже на то, как приглашенные на место убийства эксперты-баллистики заявили бы прокурору: «Стреляли из снайперской винтовки СВД, во-о-он из того дачного поселка, из окна площадью в 1,5 квадратных метра. А из какого дома стреляли — мы вам не скажем. Тем более что вы, г-н прокурор, и не спрашиваете нас почему-то об этом».

Поэтому я и говорю, что ЕСПЧ помог адвокатам обвиняемых сформулировать вопросы прокурорам. Если нет места преступления, то невозможно предъявить обвинения конкретным подозреваемым. Их действия должны сопоставляться с последовательностью событий, связанных с конкретным местом. Раз нет места преступления — нет последовательности событий, с ним связанных, а значит, нет обвиняемых.

Очевидно, в Нидерландах — обратная последовательность доказательств: сначала назначить обвиняемых и требовать от них указать то место, с которого они якобы стреляли и которое должно быть сопоставимо с нарисованными картинками. Так должно произойти по замыслу группы JIT?

Заявление ЕСПЧ распространяет ответственность за катастрофу рейса MH17 на украинскую армию. И тут совершенно без разницы, в каком именно районе находились подразделения вооруженных сил Украины с комплексом «Бук». Главное, что они были расположены на востоке Украины.

Кстати, достоверность многих рисунков, использованных в расследовании DSB, очень сомнительна. Они вообще не могут быть учтены судами (и ЕСПЧ уже так и поступил), так как они не от DSB, а от посторонних организаций. Часто это компиляция DSB, когда «художества» от разных организаций перенесены на один рисунок. Причем использовано даже «творчество» украинской стороны, которая представила свой рисунок, совершенно «позабыв» отметить на нем хоть какие-то координаты или населенные пункты. Этим был скомпрометирован итоговый рисунок №65 от DSB. Но, повторяюсь, все эти «художества» в рисунках уже не имеют значения, так как в ЕСПЧ все они уже проигнорированы, и констатировано лишь: стреляли откуда-то…

И это всего лишь один пример сокрытия подлинных улик голландским следствием. Есть большие вопросы к выводам о самом орудии преступления — зенитной ракете. Сокрыты также данные украинских локаторов о последних минутах полета «Боинга» и другие сведения. Но это уже повод для другого серьезного разговора. Поверьте, фактура будет убийственной для всех противников вины украинской стороны в трагедии.

— То есть следствие в Нидерландах было изначально задано на обвинение России?

— Исходя из отчетной документации от DSB, очень легко доказать, что установление даже очень неточных координат места пуска ракеты с помощью технических средств изначально не предполагалось экспертами DSB. Поэтому мы и не увидели никаких координат по результатам работы DSB: установление, вычисление, определение точного места преступления в принципе не входило в его цели и задачи.

Есть документ, малоизвестный подавляющему числу экспертов по этой катастрофе, в котором DSB однозначно указал, в том числе на русском и украинском языках, на основании каких именно факторов он рассчитывал траекторию полета ракеты. Так вот, в перечне этих факторов напрочь отсутствуют какие-либо упоминания про координаты либо иные привязки к местности. А если на «входе» вычислений нет координат (привязок), то на «выходе» их точно не будет. Методика вычислений основывалась только на распределении следов поражения и на данных угла попадания ракеты в самолет. Не подлежит сомнению, что при таких исходных данных невозможно было с самого начала получить на «выходе» хоть какой-то намек на местоположение района пуска ракеты.

Не учитывалось даже последнее установленное место нахождения самолета. В 15.20.02 местного времени он был над точкой 48.12715N (северной широты) и 38.52630538E (восточной долготы). В 15.20.03 самолет уже был обесточен. Это очень точные значения. Отклонение по широте всего лишь на 1,5 метра в сторону от этой точки тут же изменяет на единицу значение в последнем знаке, а по долготе достаточно лишь 0,5 метра для аналогичного изменения.

DSB даже не дал пояснений, почему изначально при вычислениях не были учтены хоть какие-либо координаты. Кстати, он никак не прокомментировал и тот факт, что законом ему почему-то разрешается вычислить или измерить величину площади места преступления, а указать хоть какую-то координатную или иную привязку этой площади к местности запрещено законом Королевства Нидерландов о Совете безопасности (DSB).

— И какой вывод?

— DSB не только не искал место преступления, но и не планировал изначально этого делать — и это при том, что величина площади этого места была им очень точно рассчитана. Адвокатам подозреваемых целесообразно обратиться в DSB для разъяснения указанных обстоятельств.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *