Настройка Яндекс.ДиректаSeo-ОптимизацияSEO-ПродвижениеПродвижение сайта
Купить здесь ссылку за руб.
Home » Здоровье » Врач объяснила синдром Кавасаки у больных коронавирусом детей

Врач объяснила синдром Кавасаки у больных коронавирусом детей

Во время пандемии COVID-19 в больницы Италии, Германии, Великобритании, Швейцарии, Франции, Испании, Италии и Америки все чаще стали поступать дети с необычными симптомами: боль в животе, сыпь на теле, высокая температура, рвота. Внешне это похоже на воспалительный синдром Кавасаки, который выявляется крайне редко. Но сейчас в некоторых странах за короткое время число таких случаев выросло в несколько раз! В Нью-Йорке в больницы поступили десятки детей с таким синдромом, несколько умерли.

Причем почти все они были либо заражены коронавирусом, либо уже им переболели.

Некоторые ученые связывают феномен Кавасаки с COVID-19, а кто-то предполагает, что проявления этого синдрома — следствие отмены плановых прививок у детей в связи с пандемией. А что на этот счет думают российские эксперты? На фоне чего возникает этот синдром Кавасаки? И насколько эта проблема актуальна для России?

На вопросы «МК» отвечает заведующая отделением диагностики и восстановительного лечения, руководитель Центра инфекционных болезней ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России, д.м.н., профессор Майя БАКРАДЗЕ.

«Насторожить должны минимум пять признаков»

— Этот гипервоспалительный синдром у детей — явление крайне редкое и на фоне чего возникает, пока неизвестно, — пояснила Майя Джемаловна. — По сути — это системный васкулит с преимущественным поражением средних и мелких артерий, что и приводит к развитию аневризм, образованию тромбов. Впервые синдром Кавасаки был установлен и описан в Японии в 1967 году. Название ему дал японский врач Томисаку Кавасаки, он долгое время наблюдал и лечил детей, у которых эти симптомы проявлялись.

— И какие симптомы наиболее характерны при этом синдроме? Как отличить его от других проявлений болезней? Ведь сыпь на теле, высокая температуры характерны для многих детских патологий…

— Есть много и других, более серьезных признаков этого заболевания, которые надо обязательно учитывать при постановке диагноза. Насторожить должны минимум пять признаков: высокая температура (до 40°C и выше); изменение со стороны глаз (склерит); сыпь; периферические отеки (кистей и стоп); яркий малиновый язык; лимфаденит (увеличение лимфоузлов, особенно шейных), чаще односторонний. Основная сложность диагностики этого синдрома заключается в том, что все 5 признаков проявляются редко: чаще — сочетание двух или трех. Но во всех случаях надо срочно начать лечение, чтобы к 10-му дню заболевания исключить воспаление коронарных артерий, образование тромбов. А это уже факторы риска инфаркта миокарда и летального исхода.

— И это у маленьких детей? А есть ли эффективные лекарства против этого загадочного Кавасаки?

— Да, до 90% поступающих с этим синдромом — дети младше 5 лет. Риск тяжелых последствий у большинства из них можно предотвратить, если вовремя начать вводить внутривенно большие дозы иммуноглобулина в комбинации с ацетилсалициловой кислотой. Но проблема в том, что часто симптомы бывают стерты. И установить единую причину болезни пока никому в мире не удалось. По сей день в разных странах ведутся исследования с целью установления источника заболевания у малышей. Но научного обоснования причин появления этого «странного» синдрома пока не найдено.

Даже американские коллеги в своих исследованиях новых случаев синдрома Кавасаки во время пандемии COVID-19 поделили пациентов на две группы: детей, у кого синдром Кавасаки возник после перенесенной ковид-инфекции, и детей, у кого синдром развился самостоятельно, даже без контакта с новой коронавирусной инфекцией.

— Все же и вирусы тому виной? Так, может, причиной роста у детей синдрома Кавасаки в Европе стал COVID-19? Ведь этот фактор стали чаще выявлять в период пандемии и в основном у заболевших коронавирусом?

— Доказанных данных пока нет. Вирусы это, бактерии или иные возбудители — мировому медицинскому сообществу доподлинно неизвестно. К сожалению, еще никто не доказал, как возникает этот гипервоспалительный синдром.

— А может, причина в том, что сейчас из-за пандемии детям временно прекратили делать плановые прививки, например от ветряной оспы. И это стало причиной роста синдрома Кавасаки?

— Временная приостановка вакцинации не может спровоцировать развитие такого синдрома, потому что в этом году иммунизация детей в мире не проводится всего месяц-два, в России — один месяц. Этого мало, чтобы организм ребенка отреагировал таким образом. Должен пройти хотя бы год.

«COVID-19 работает как спусковой крючок»

— Майя Джемаловна, в вашей клинике сейчас проходят лечение дети с коронавирусом? Как идет их выздоровление? Среди них нет пациентов с опасным синдромом Кавасаки?

— В нашей клинике детей с таким синдромом, к счастью, нет. А с подозрением и с подтвержденным диагнозом COVID-19 к нам на лечение поступило (с 21 апреля) около 400 детей. На сегодняшний день выписаны примерно половина маленьких пациентов. Сегодня в клинике 150 таких детей, из них 20 — в более тяжелом состоянии. Но лекарства есть, схема лечения, предложенная Минздравом, дает положительные результаты.

В клинических рекомендациях, утвержденных в 2016 году Минздравом России по поводу «Слизисто-кожного лимфонодулярного синдрома Кавасаки у детей», говорится: «В России синдром Кавасаки диагностируется все чаще, однако нередко в поздние сроки, вследствие чего лечение назначается несвоевременно и не всегда адекватно. По данным эпидемиологического исследования, проведенного в Иркутской области с 2005 по 2009 гг., средний уровень заболеваемости составил 2,7 на 100 тыс. детей от 0–17 лет и 6,6 на 100 тыс. детей младше 5 лет, при этом авторы признают, что эти цифры могут быть заниженными. Примерно 90–95% заболевших — дети в возрасте до 10 лет; 85–90% случаев отмечается у пациентов младше 5 лет. Наиболее часто болеют младенцы 9–11 месяцев. Пик заболеваемости приходится на зимне-весенний период».

Также Минздрав России не исключает вирусную природу синдрома Кавасаки. «Факторы, вызывающие болезнь Кавасаки, до настоящего времени точно не установлены, предполагается возможное сочетание генетической предрасположенности и воздействия некоторых вирусов», — говорится в клинических рекомендациях ведомства.

Кстати, в нашей стране с 2003 года синдром Кавасаки начали изучать на кафедре детских болезней Сеченовского университета. Через руки ученых прошли более 300 пациентов с таким диагнозом. И предварительный вывод таков: «Не исключено, что коронавирус может быть таким же спусковым крючком для Кавасаки, как и стрептококк, стафилококк и другие вирусы», — отметила профессор кафедры детских болезней этого университета Наталья Голованова. Она не исключает, что в период пандемии COVID-19 «риск заболевания действительно выше».

…И пока ученые сомневаются, в западных странах на фоне пандемии COVID-19 продолжают все чаще выявлять этот гипервоспалительный, опасный для детей синдром Кавасаки. Зафиксировано уже более ста таких случаев. Причем параллельно у многих из этих детей выявляется и коронавирус. Эксперты, в том числе российские, приходят к тому, что связь между двумя этими заболеваниями все же существует.

И Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) призывает врачей всех стран «обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом)». Как считают эксперты ВОЗ, «по предварительным данным, развитие синдрома Кавасаки может быть связано именно с заражением коронавирусом. Сама инфекция COVID-19 не является причиной болезни, но работает как спусковой крючок, вызывая изменения в деятельности иммунной системы».

…А возможно, новый коронавирус таким образом начал мутировать?

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *