Купить здесь ссылку за руб.
Home » Происшествия » 76-летнюю россиянку заразили ВИЧ при переливании крови

76-летнюю россиянку заразили ВИЧ при переливании крови

В конце 2016 года в одном из городов в центральной части России случилось непоправимое — 76-летнюю бабушку, госпитализированную с анемией, заразили ВИЧ. Разумеется, непреднамеренно. После этого пенсионерке удалось прожить еще 5 лет. Сейчас близкие погибшей требуют самого строгого наказания для врача, допустившей халатность во время подготовки крови для переливания. Материалы прокурорской проверки наконец переданы в суд, и 15 июня уже состоялось первое заседание.

фото: pixabay.com

Мария Прокофьевна (имя изменено) была невероятно жизнерадостным человеком. Всю жизнь она проработала на местном электромеханическом заводе в лаборатории контрольно-измерительных приборов. Ее хвалило начальство, ценили коллеги, обожали друзья, но, несмотря на то, что круг ее знакомых был огромен, и она вела активную общественную деятельность, на первом месте у Марии Прокофьевны оставалась семья. Сначала она вложила всю любовь в воспитание сына, а потом помогла вырастить двоих его детей. Только они и стали опорой бабушке после ее заражения, когда все знакомые и друзья разом отшатнулись от нее и под благовидными предлогами перестали навещать, звонить и приглашать в гости.

Как случилось, что Мария Прокофьевна на старости лет «подхватила» чуму XX века? Об этом рассказали ее родственники:

— В декабре 2016 года нашу бабушку госпитализировали в больницу с диагнозом «анемия». У нее резко упал уровень гемоглобина — до 30 единиц при норме от 119-ти. Требовалось срочное переливание крови. Трансфузия была сделана 19 декабря. Вскоре ее выписали, она чувствовала себя великолепно, а в марте нам сообщили, что требуется сделать срочный анализ. Есть подозрения, что ей перелили зараженную кровь.

— Чтобы узнать, как это могло случиться, и кто тут виноват, нам потребовалось три года, — рассказала адвокат потерпевшей.

Хронология событий оказалась следующей. Бабушке была перелита кровь почетного донора с 10-летним стажем. Он сдал кровь 30 ноября. Материал был проверен методом ИФА — иммуно-ферментного анализа.

О том, что на момент сдачи кровь уже была заражена, стало известно через 4 месяца. 1 марта тот же донор вновь явился на станцию переливания крови, и на этот раз иммуно-ферментный анализ выявил у него ВИЧ-инфекцию. Надо отдать должное медикам, они тут же подняли все архивы, позвонили родственникам бабушки и забрали ее в больницу, чтобы взять анализ. Увы, самые страшные опасения подтвердились. Она тоже была инфицирована.

— ВИЧ и гепатит иногда не видны в анализах первые три месяца после заражения. Поэтому кровь положено проверять два раза: после сдачи методом ИФА и перед переливанием методом ПЦР, — пояснили «МК» в местной больнице.

Правда, требование проверять кровь непосредственно перед трансфузией экспресс-методом полимеразно-цепной реакции (ПЦР) в конце 2016 года стало новшеством. Его только-только включили в санитарные правила. До той поры он был лишь дополнительным и необязательным методом лабораторной диагностики. И, как показала практика, как минимум одна станция переливания крови не смогла перестроиться на новый лад.

— При расследовании было установлено, что донор, от которого были заготовлены компоненты крови, во время сдачи крови находился в периоде серо-негативного окна, — пояснили нам в прокуратуре. — При проверке его «биоматериала» применялся метод исследования ИФА. Он не способен выявить инфекцию, если заражение произошло недавно. Однако при применении метода исследования ПЦР возможно обнаружение вируса на более ранней стадии.

Так должны или не должны были в декабре 2016 года лаборанты исследовать кровь методом ПЦР?

— Наша районная станция приобрела оборудование для применения метода ПЦР в 2012 году по государственной программе, — пояснила заведующая методическим отделом районной больницы. — Такое оборудование шло только на станции, где большой объем заготовки крови. 31 ноября 2016 года мы нашли информацию на сайте Общества трансфузиологов о том, что вступили в силу санитарные правила, утвержденные главным санитарным врачом, которые касаются обязательного метода исследования забранной крови ПЦР. Мы собрали совещание с участием станции переливания крови по этому поводу, но присутствовала ли на нем главный врач станции, я не помню.

Главврач занимала руководящий пост на станции меньше года — с конца 2016-го до середины 2017-го. То есть именно в ее период «правления» случился такой «косяк». Именно она, по мнению следственных органов, допустила промах и не осуществила госзакупку необходимых реагентов для метода ПЦР.

Сама доктор категорически отрицает свою вину. По ее словам, переливание крови всегда сопряжено с риском и перед этой процедурой каждый больной подписывает бумагу, признавая тем самым, что осведомлен о возможных проблемах. А что касается необходимости исследовать кровь методом полимеразной-цепной реакции, то в конце 2016 года осуществить эту лабораторную диагностику было невозможно — постановление главного санитарного врача только вышло, вовремя с ним ознакомиться не успели, деньги на госзакупку реагента выделены не были и тендер провести было невозможно.

В этом деле мог бы оказаться еще один обвиняемый — сам донор, будь он осведомлен о своей заразности. Но мужчина стоит на своем — в 2016 году новых связей не заводил, наркотиками не увлекался. Припомнил, что гуляя в лесу, нечаянно наступил на шприц. Однако проверить, правда это или ложь, не представляется возможным. Так или иначе, донору удалось убедить следствие в том, что он не знал о своем заражении, и главврач осталась с правосудием один на один.

В прошлом году родственники заразившейся бабушки инициировали против нее гражданское дело и отсудили тогда 500 тысяч рублей морального ущерба. Правда, воспользоваться этой компенсацией в полной мере сама пострадавшая не успела. Мария Прокофьевна чувствовала себя все хуже и хуже — и морально, и физически. Каким-то образом знакомые узнали о ее диагнозе и прекратили с ней всякое общение. Ужасно подавленная наличием «постыдной болезни», бабушка пила таблетки, но все чаще жаловалась на здоровье. В апреле этого года Марии Прокофьевны не стало — причина смерти сердечная недостаточность.

Но с ее уходом память о врачебной ошибке не стерлась. Родственники покойной утверждают, что, если бы не тяжёлая противовирусная терапия, бабушка прожила бы ещё несколько лет, поэтому активно поддерживают обвинение. Прокурорская проверка дошла до своего логического конца. 15 июня состоялось первое заседание. Следующее, на котором будут присутствовать по 5 свидетелей с каждой стороны, ожидается 22 июня.

Адвокат потерпевшей стороны просит для нее самое тяжелое наказание — 5 лет лишения свободы. Но если суд не найдет достаточных оснований для высшей меры, главврача могут приговорить к пяти годам принудительных работ.

— Ей вменяется «Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» (статья 122 УК РФ, часть 4), — — рассказали «МК» в суде.

Более того, выяснилось, что на момент ЧП у станции переливания крови не было лицензии на медицинскую деятельность.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *